Alexander (sveshinieks) wrote in cinematheque_lv,
Alexander
sveshinieks
cinematheque_lv

Почему не рехнулся господин М.?

Оригинал взят у mr_henry_m в Почему не рехнулся господин М.?

Кинопоиск

Дэвис Митчелл потерял жену. Всё произошло столь же стремительно, как это было у доктора Стивена Стрэнджа, чересчур спешившего на престижное собрание высших светил науки, чтобы отпустить там пару свежих шуточек а-ля Шерлок. Стоило лишь на несколько секунд отвести взгляд от только что мирно текущего и безопасного движения, как вся жизнь сразу пошла кувырком, завертевшись в ослепляющем кровавом вихре из битых стекол и костей. Однако страшная катастрофа не лишила Дэвиса главного таланта его жизни или вообще чего-либо – в больнице на нём не обнаружили ни царапины. В отличие от Джулии, которая явно была обречена создателями «Разрушения» изначально. Главным из очевидных достоинств картины Жана-Марка Валле является её непредсказуемое начало, слишком уж даже не стремящееся поразить нас подробностями неописуемого горя, охватившего серый офисный мирок Дэвиса и его близких. Ведь после такого старта кажется естественным ожидать от фильма развития трагической линии о потере всякого смысла в дальнейшей жизни мужа и родителей или чего-то в этом роде. Однако куда сильнее поражает то, что потенциальная трогательная драма за какие-нибудь пять минут превращается в не менее трогательную и драматичную хулиганскую комедию. Но хулиганскую – в лучшем смысле этого слова, так как характер дальнейших действий Дэвиса Митчелла нельзя счесть таким уж предосудительным. Но судите сами.
Поначалу Дэвис сильно шокирован и не может понять, что с ним произошло. На его лице пока ещё не горечь утраты, а одно лишь недоумённое равнодушие. Что же значила вся его предыдущая жизнь, в которой он всегда придерживался принципа «не мой стул – не моя проблема»? Любил ли он свою жену или просто жил с ней по привычке, стараясь по мере сил делать её счастливой, но всё равно проводя большую часть времени на работе у своего тестя, сделавшей его невероятно успешным и совершенно забывшим о красоте и смысле жизни? Что же он упустил, что было не так с самого начала? Пока что у Дэвиса нет ответа на эти вопросы, и он просто сидит в кресле больничного коридора, чувствуя пустоту в душе и в желудке. Последнюю потребность он в силах удовлетворить, для чего и подходит к торговому автомату, желая получить от него всего лишь пачку конфет. Однако эта штуковина поступает довольно странным образом, отказав страждущему в малом и услужив в большом. Конфет Дэвис так и не получает, зато обретает неожиданную возможность излить душу перед безликим клерком торговой компании, которому он прямо на похоронах жены отправляет жалобу. Содержащую, кроме двух строчек про неработающий в больнице автомат, несколько исписанных мелким почерком страниц о всей его жизни, отношениях с женой и с боссом, о денежном обороте их компании с точностью до цента и массе других вещей, которые невзначай пришли в голову сильно огорчённому Дэвису. За первым письмом следует второе, за ним ещё одно, и каждое из них – обо всё всем на свете, кроме постоянно ломающегося автомата №714. Никакого расчёта, никаких надежд на понимание или отклик – Дэвису просто нужно высказаться, а тут под руку попались ручка, бумага и железяка, на которой можно отыграться.
Даже не зная о том, что произойдёт дальше, невозможно остаться равнодушным при виде такого трогательного сюжетного хода, который может ровным счётом ничего не значить, а может породить огромную цепь ярких событий, которые навсегда изменят жизнь главного героя. И именно второе с большей долей предсказуемости оказывается правдой. После отчаянной, неуместной и нелепой попытки излить свою душу незнакомому человеку, Дэвис начинает чувствовать в себе изменения и замечать вокруг вещи, которые раньше просто не существовали для него. И это снова кажется довольно стандартным сюжетным поворотом, согласно которому герой, переживший потрясение, неожиданно открывает для себя красоту мира и обретает неутолимую жажду изучать его. Такая же жажда охватывает и Дэвиса, которому его привычный мир начинает казаться крайне любопытным, так что ему поскорее хочется узнать, как в нём всё устроено. И, некстати вспомнив совет тестя «чтобы починить что-то, нужно разобрать это до винтика», он решает раскурочить собственный холодильник, который уже давно предательски протекает. И всё бы хорошо, если бы Дэвис не воспринял народную мудрость на одну лишь деструктивную её половину, решив буквальным образом «разбирать» и «разрушать» реальность, – от раздражающе скрипящей дверцы в офисном туалете до собственной роскошной квартиры. Удивительнее всего, что такой прямой и даже грубоватый приём со стороны режиссёра оказывается в итоге наиболее эффективным и привлекательным. Ведь более чем очевидно, что наблюдать за мужиком, разносящим гигантской кувалдой стены, тумбочки, столы и телевизоры, – одно лишь поверхностное развлечение, к тому же склоняющее к не самому похвальному подражательству. Но не ощутить при этом невероятный прилив бодрости, свободы и позитива просто невозможно.
Разрушения Дэвиса не ограничиваются только крушением мебели, но затрагивают и правила поведения в обществе, которые он попросту выворачивает наизнанку, начиная говорить всем одну только правду. Но не тыча пальцем в чужие грехи и ошибки, а указывая на самого себя и одного себя делая виновником всех бед. Его словно подхватывает лавина, бурным потоком непримиримой честности обрушивающаяся на каждого, с кем он начинает говорить. Дэвис пытается понять, кто он и что с ним происходит, а для этого просто необходимо полностью раскрыться перед другими, ничего не утаивая. Такой подход к решению проблемы кажется настолько замечательным, что поневоле проникаешься к герою огромной симпатией точно так же, как это происходит и со всеми прочими персонажами фильма. Но тут интересно подумать над реальной ситуацией, оценив, насколько приемлемо такое поведение со стороны человека. Ведь, когда ты начинаешь говорить правду, то главная трудность в этом случае – фактическая невозможность дойти до конца, отчего логика поведения мистера Митчелла сразу становится порочной. Где тот предел, на котором он неизбежно будет каждый раз останавливаться? Сколько ещё времени он готов вести себя подобным образом, не сдавая позиций и оставаясь предельно честным с собой? И это лишь одна сторона проблемы. Другая же заключается в кажущейся неспособности Дэвиса отличать адекватное поведение от безумного, о чём ярче других говорит просьба пострелять в него из пистолета. Самое ужасное и самое смешное, что это действительно происходит, отчего уже явственно хочется наречь мистера Митчелла законченным психом. Даже несмотря на то, что он всё-таки надел бронежилет.

Но сделать это просто невозможно, так как при всём при том этот парень – самый здравомыслящий человек во всём фильме. Конечно, его хулиганское и раздолбайское поведение выглядит довольно нелепым, надуманным и инфантильным, а его дикие фокусы и непомерная страсть к разрушению всего на свете кажутся опасными и неконтролируемыми. Однако надо понимать, что такое поведение – лишь вынужденный, но необходимый этап в жизни Дэвиса, пытающегося вновь обрести её смысл и начать всё с начала. И его довольно сентиментальный поступок с починкой старой детской карусели в конце кажется при этом ужасно трогательным и вполне закономерным. Ведь таким образом он выражает свою любовь к Джулии, наконец осознав, как сильно был привязан к ней. Но, даже если оставить все моральные и прочие итоги в стороне, сама попытка Дэвиса проникнуть в суть реальности путём её разрушения во всех возможных смыслах даёт нам простой и полезный намёк на то, что и с нашей жизнью давно пора бы сотворить нечто подобное. И фильм Валле служит нам в этом путеводной нитью, демонстрируя собой настоящий порыв свободы, каким бы поверхностным и ребячливым кривляньем он ни казался. На самом деле, внутри каждого из нас есть эта забавная и безумная потребность разорвать на части все условности и преграды, послать всех к чертям и отрываться на всю катушку, наслаждаясь тем необъятным богатством возможностей, которые тут же открывает для нас жизнь. И единственное, в чём стоило бы «подкорректировать» поведение Дэвиса Митчелла, так это в возможности уметь держать своё маленькое безумие под контролем и направлять его не только на разрушение, но и на сотворение и созидание. Ведь что может быть лучше здоровой доли безумия в сочетании с реальным умением изменять этот мир к лучшему, будучи при этом нереально честным и весёлым парнем.

И, кстати, как по-вашему, «Crazy on you» – грустная песня?

Tags: 2015, mr_henry_m, Жан-Марк Валле, США, участник
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments